В последние годы мы наблюдаем повышение интереса в молодежной среде к неоязыческим идеям. Особенно это ярко проявляется в интернет-пространстве. Специально для «Иоанновского листка» мы связались с активистом общественного движения «Ставрос» и администратором группы «Родноверие и Православие», самого популярного антиязыческого паблика в социальных сетях, Федором Бабенко.

Устоявшаяся система?

— Федор, расскажи, так ли актуальна проблема неоязычества для нашего народа? И чья это проблема — молодежи, церкви, общества?

— Неоязычество само по себе, на мой взгляд, проблемой не является. Это не проблема, а следствие. Ведь абсолютно схожие умонастроения, концепции мы можем найти и у людей, которые никак себя с язычеством не ассоциируют. Так что я бы, скорее, говорил о некоем духовно-интеллектуальном вирусе, которым заражено всё наше (но и не только наше) общество. И чья это проблема? Да общая она. Если корабль тонет, то всем спасаться надо, а не только тем, кто возле пробоины.

— А насколько серьезно можно говорить об их вероучении как устоявшейся системе?

— Несерьезно. Устоявшимися в неоязычестве являются лишь определенные общие символы и нелюбовь к Православию. Во всем остальном, что называется, разброд и шатания. Может даже доходить до того, что и в богов-то своих не верят, а считают их лишь красивой метафорой.

— Это очень знаково. Федор, у тебя большой опыт в общении с теми, кто занимается так называемым поиском своих корней. Насколько приставка «нео» характеризует учение этих людей?

— Вполне характеризует. Причем неоязычники сами это понимают, хотя и не всегда признают. Их постоянные призывы «вернуться к вере предков», «возродить дохристианскую веру», «вспомнить родных богов» звучали бы бессмысленно, если бы аутентичное славянское язычество дошло до наших дней.

Но оно не дошло, а потому и приходится им выдумывать «свое» язычество заново, кому какое больше по сердцу. Одни видят его бесконечно миролюбивым: этакие постоянные хороводы вокруг березок и обязательное вегетарианство, чтобы животных не обижать. Другие же — предельно воинствующим, с культом силы, доходящим до безрассудства. То есть можно найти «язычество» на любой вкус, даже с инопланетянами. А не найдешь, так выдумай еще одно, никто ж не запретит — и вот ты уже не просто Вася Пупкин с какими-то там личными, никому не интересными взглядами, а последователь древнеславянского язычества и носитель мудрости предков, и это уже ого-го как авторитетно звучит.

Западная оболочка

— Скажи, опасно ли неоязычество (далее НЯ. — Прим. авт.) для русского народа? Чем? Ходят слухи, что это западный проект.

— Какой-то «физической» опасности неоязычество не несет. Неоязыческие сообщества до сих пор не в состоянии объединиться во что-то общее и цельное, чтобы суметь выступить единым фронтом против русского народа. У них полно собственных противоречий и антипатий.

Но опасность, тем не менее, существует. Это распад русских на отдельные «племена», локальные общности. Зачатки этого мы уже видим в неоязыческих самоназваниях, которые звучат как угодно, лишь бы без слова «русский». Я думаю, что про это надо отдельно сказать. Также есть целый ряд неоязыческих сепаратистских движений, радеющих за распад России на «удельные Руси». Немаловажным является и отсутствие у многих неоязычников восприятия реальной России как своей родины. Родина для них — Русь, та, далекая, языческая. Все, что было после, уже немного чужое, за которое и умирать-то не очень хочется. Очевидно, что перед лицом возможной внешней угрозы такие настроения для нас абсолютно не выгодны, если не сказать самоубийственны.

Вот отсюда-то и возникают слухи о «западном проекте». Действительно, врагу, не важно какому, было бы на руку, чтобы Россия распалась, чтобы подрастающее поколение не хотело защищать ее целостность. Сможет ли русский народ существовать без России — большой вопрос. Уж точно не хотелось бы проверять это на практике. Однако назвать всё неоязычество «западным проектом» я бы не решился. Во-первых, оно и на Западе есть, что, сами под себя мину закладывали? Во-вторых, есть много русских «волхвов», у которых нет никаких связей с Западом, по крайней мере, явных. Они являются скорее носителями и проводниками современного западного мировоззрения под псевдославянской оболочкой:

  • индивидуализм (для каждого неоязычника главный источник истины — это он сам, причем в движении полно «язычников»-одиночек, существующих вне общины, хотя реальное славянское язычество было именно коллективным);
  • «экологичность», показная любовь к природе (ага, на автомобилях доехать до поляны, распилить бензопилой бревна для костра, ощутить единение с природой, а потом обратно, в уютный город с центральным отоплением и электричеством);
  • сексуальность (из всего многообразия народных традиций они почему-то выбирают именно те, которые заигрывают с сексуальностью, даже идолы почти все фаллические);
  • инфантилизм (здоровые, взрослые мужики и тетки постоянно играют в традиционные молодежные игры);
  • праздность (любая традиционная культура — это в первую очередь культура труда и семейных отношений, у них же почти все внимание уделяется именно праздникам).
Все это характерно для современного Запада и для неоязычества, но не характерно для традиционной русской культуры.

Хотя есть и более «откровенные волхвы». Например, Хиневич и Левашов, одни из самых популярных проповедников неоязычества в сети, решили возрождать «древнюю веру славян» после командировок в США. До этих поездок никакой тяги к седой старине у них почему-то не было. Причем они еще и навязывают мысль, что Китай — наш древний, многотысячелетний противник, от мифической победы над которым древние славяне даже отсчитывали свой календарь. И эти разговоры начались как раз с укреплением русско-китайских отношений. Так кому же может быть выгодно в таком случае выставлять Китай врагом, вбивать между нами клинья? Вопрос риторический.

Историческая подоплека

— Часто от неоязычников можно слышать разговоры о ложности классической истории, ее многочисленных фальсификациях. Насколько эти утверждения верны, на твой взгляд? Чей это конек — отрицание истории среди многочисленных ветвей НЯ? И есть ли более здравые сообщества? Насколько они здравы?

— Ну смотри, существуют «убийцы в белых халатах», фальшивые лекарства, завышенные цены на лечение. Но разве это говорит о ложности классической, академической медицины? Нет, конечно. И ты, и я, и любой неоязычник побежим вырезать аппендицит к врачу с классическим образованием, а то и научной степенью по медицине. Так и с историей.

А почему они часто отрицают историческую академическую науку? Она им мешает выдавать свои фантазии о прошлом за реальность. Причем отрицают они ее не целиком, а только те части, которые им не нравятся, не удобны каждому конкретному неоязычнику. Например, Аркаим. Нашли его ученые, датировку дали ученые, и опять же ученые заключили, что к славянам он отношения не имеет. Что делают неоязычники (не все, но многие)? Они находку и датировку признают безоговорочно, тут их ученые устраивают, а вот о «не принадлежности к славянам» ученые уже «нагло и подло врут».

Чей это конек? В той или иной степени — всех. «Более здравые сообщества», разумеется, есть, в которых отрицание истории встречается реже, но все равно встречается. Как минимум все неоязыческие сообщества отказываются публично признавать то, что реальное славянское язычество осталось в прошлом, отказываются признавать себя «нео».

— Такое вольное отношение к истории, безусловно, сыграет против них самих уже в самое ближайшее время. А ведь свободные толкования порождают неоязыческие мифы, и мы их часто встречаем. Какие, на твой взгляд, самые неправдоподобные и фантастические?

— Ой, их множество. Взять хотя бы 9 000 000 убитых язычников при Крещении Руси. Вот как их убили-то? Ядерную бомбу сбросили? Ведь дружина князя была пара сотен человек всего. Это что ж за берсерки такие были? И после этого они еще называют христиан слабаками (смеется)?

Или мифы о подмене славянских языческих праздников христианскими, а богов — святыми. Христианство к нам пришло в IX—X веках, когда все главные христианские праздники уже давно сформировались, причем за пределами славянского расселения, так что они чисто технически не могли быть подменой славянского язычества. И со святыми также. И Параскева, и Власий, и Илия, в которых принято видеть Мокошь, Велеса и Перуна, были прославлены в лике святых задолго до Крещения Руси. Глупо думать, что того же Власия заранее, за пять веков начали почитать как покровителя скота, чтобы потом, придя на Русь, его фигурой подменить «скотьего бога Велеса». А миф об Илье Муромце — язычнике? Язычнике?! Это с именем-то ветхозаветного пророка Илии? Так что мифов просто тьма-тьмущая. Про славян, прилетевших из космоса, я даже заикаться не хочу. Это «Звездные войны» какие-то.

Кружок по интересам

— Федор, мы знаем, что через стадию интереса к языческим верованиям предков в ХХ веке проходили многие современные народы. Часто такой массовый всплеск позже заканчивался лишь существованием небольших кружков по интересам. Насколько вероятен такой сценарий для нас? Или у нас все серьезнее?

— Вполне вероятен, думаю. Все дело в том, что в нашем обществе существуют устойчивые негативный стереотип о русском человеке, русской истории и культуре. Отчасти он был сформирован при Советском Союзе, где всё предшествующее принижалось ради пущего величия коммунизма. Отчасти он является эхом западной пропаганды времен холодной войны, хлынувшей к нам с Перестройкой (тут любопытно совпадение, что первая неоязыческая организация «Союз волхвов» у нас появилась в 1986-м году, как раз в Перестройку). Это все породило некое униженное русское самосознание, выражаемое во фразе «стыдно быть русским». Русские — пьяницы, русские — лентяи, русские ничего не умеют, и вообще всё, что связано с Россией, — плохо и ужасно.

И неоязычество тут стало неким ответом на данное положение дел. Никто ж не хочет быть вечным «пьяницей, лентяем, неумехой». Как быть? Эврика, перестать быть русским! А так как в нашем обществе существует еще один устойчивый стереотип «русский — значит православный», то и православным надо тоже перестать быть. Вот и появилось «не русское» неоязычество.

Почему «не русское»? Да потому, что русскими-то себя они практически не называют, они славяне, славяно-арии, х’арийцы и д’арийцы, кривичи и меряне, на худой конец русичи. То есть годится любое другое слово, лишь бы русским себя не называть. В ход идут вымышленные самоназвания, типа х’арийцев и д’арийцев; названия тысячу лет как ассимилированных и исчезнувших племен, типа кривичей и мерян; либо ложные самоназвания, типа славян и русичей, которые никогда не были самоназванием русского народа. Славяне — это языковая группа народов, хорваты тоже славяне, но они не русские. А русичи — встречается лишь в одном средневековом авторском тексте.

Так что сценарий затухания интереса к неоязычеству вероятен. Всё в наших руках. Если мы сможем переломить негативные стереотипы, если называться русским снова станет гордо, а русской, реальной русской историей и Россией начнут гордиться, а не стыдливо отводить глаза, то и весь этот поток неоязыческих фальсификаций перестанет быть кому-то нужен. Реальная русская тысячелетняя история богаче и красивее всех самых сахарных сказок о языческой Руси.

Беседовал Юрий Гаранов

Наши службы

В монастыре ежедневно:

Вечернее богослужение - в 17:00,
Божественная литургия - в 7:30.
В праздничные дни - в 8:30.
(Начало исповеди в 7:30. После литургии служатся требы).
В понедельник, в 17:30, Акафист Иоанну Предтече Крестителю Господню.
В пятницу, в 18:00, Акафист Божией Матери пред Иверской Ее иконой (кроме дней Великого поста и дней после Пасхи до Троицы).

Расписание богослужений

Таинство Крещения совершается с понедельника по субботу сразу после литургии, около 9:00 - 9:30 ч.

Дети

При монастыре с 2000 года действует воскресная школа для детей в возрасте 9-14 лет, при которой с 2005 года существует хор мальчиков (с 7 до 14 лет). Запись по телефону 69-00-44.